1. Имя
Авель.

2. Возраст
12.04.328 М41 – 493 года.

3. Раса и сторона конфликта
Человек (модифицированный). Имперец.

4. Род занятий
Бывший работник Администратума. С  495-ого года – аколит инквизитора-анонима, главный информатор. На момент 731-ого года, во время становления Мария Хакса - историк и географ сектора, притом уже много десятилетий. В 744-ом получает звание Инквизитора Ордо Еретикус.

5. Родной мир
Сцинтилла. Улей Сибеллус.

5. Внешность
Авель никогда не был красив, силён или ловок. Работники Администратума вообще редко имеют здоровый позвоночник, большие бицепсы и крепкий иммунитет.  В пыльных архивах Светлого дворца за тысячелетия службы сформировался особый подвид людей, из рода в род разбирающих инфопланшеты и свитки, указы и постановления. Они маленького роста – примерно метр шестьдесят, серокожи, сгорблены и сморщены. Если кто-то подумал что в Администратуме служат мутанты, то это ошибка. Просто многолетняя бумажная работа делает из человека серого червя без личности, без желаний и устремлений. Такова жертва имперских клерков.
Родители Авеля тоже служили в Администратуме, и потому юный адепт перенял все черты их внешности: тонкую бледную кожу, крепкий позвоночник, сильные ноги и проворные пальцы. С годами позвоночник искривлялся, для работы требовалось всё больше и больше аугментаций, зрение портилось, а прежде непривлекательное лицо теперь стало похоже на белый овальный кусок сыра с многочисленными порами. Недоедание на службе аколитом и под рукой Мария Хакса  сделало черты лица заострёнными, а взгляд превратился из просто хмурого в презрительный.   Возраст ожесточил аколита, но верные слуги Инквизитора не остаются без вознаграждения. Многочисленные импланты продлили срок жизни Авеля и сделали работу по добыче информации более удобной.  Один из его бионических глаз выполняет функции феноменоскопа и сканера, из-под балахона часто торчат две многофункциональных конечности-манипулятора. Облачённого в робу старика, медленно ковыляющего к инфопланшетам, теперь узнают во всём Трикорне.

6. Характер
Меланхолик с примесью флегматика.  Работа с большими объёмами информации воспитала в Авеле скурпулёзность, трудолюбие и здоровый скептицизм. Инквизитор жесток в той мере, в какой это необходимо. Он редко поддаётся эмоциям, резок с аколитами, но иногда ему не чуждо чувство юмора. Триста десять лет – слишком большой срок для обыкновенного архивариуса, трудно оставаться безэмоциальным, глядя на зелёную молодёжь. Авель искренне верит в Императора, но таинство молитвы всегда давалось ему с трудом – и потому он восхищается отвагой жрецов, которым святые слова помогают совершать настоящие подвиги. В глубине души он любит всех слуг Императора, но редко проявляет откровенную привязанность к аколитам. Порой ему даже становятся отвратительны те инквизиторы, которые используют самых приближенных к себе Альфа-аколитов как расходный материал. В целом, можно сказать что бывший архивариус гуманен.  К тому же, он не питает особого отвращения к ксеносам, хотя и не показывает этого братьям по оружию. Ему не раз доводилось совершать сделки с эльдарами и нанимать через посредников банды орочьих карсаров. Мечтает встретить как можно больше необычных форм жизни и обожает даже в свои годы узнавать новое. Некоторые за страсть к исследованию считают Авеля радикалом, но большинство уже смирилось с эксцентричными замечаниями старика насчёт красоты строения какого-нибудь ксеноса. Есть у старика и страх – демоны. Особенно демоны Нургла. Даже самые ничтожные проявления порчи вызывают у Инквизитора отвращение, граничащее с припадком ярости. Именно за эту черту Каликсидский Конклав и принял решение возвести подающего надежды аколита в ранг Инквизитора.

7. Добродетель:
Исполнительность.

8. Ересь:
Логика.

9. Биография

На Сцинтилле живёт 25 миллиардов человек, и жизнь этого муравейника регулируется механизмами Администратума. Именно адепты вроде Авеля, самоотверженно трудящиеся на благо общества, заставляют законы – работать, указы – приходить вовремя, базы данных – функционировать. На их тесном сотрудничестве Адептус  Механикус держится инфраструктура всех ульев планеты, и не только ульев. С именем Его на устах адепты смело берутся за опись имущества важных кораблей – эпический подвиг, труд, который действительно (без шуток) ценят капитаны многих суден.  Авель родился в семье потомственных адептов. Инфопланшет попал к нему в руки ещё в пелёнках, а первое слово, сказанное в келье матери было: «Папка!»
По всей видимости, малыша привлекла красная папочка с аквиллой на обложке. Под началом двух не самых лучших родителей,  которые порой даже не водили ребёнка в храм, мальчик стал одним из самых эффективных адептов Администратума, куда попал по праву рождения и благодаря врождённому таланту логика и систематизатора. Древние компьютеры открывали молодому  человеку сокровенные тайны, замки старинных сейфов архива вскрывались один за другим под натиском пытливого ума и длинных, ловких пальцев. Светлый дворец навсегда запомнил быстрые, семенящие шаги будущего инквизитора. Один из миллионов слуг Сцинтиллы добросовестно исполнял свою работу всю жизнь – тихо спокойно, без лишнего авантюризма. Это продолжалось до тех пор пока Авелю не доверили  в помощники несколько сервочерепов. Адептус Механикус были признательны молодому адепту за расшифровку древних глифов на приборной панели доставшегося им летательного аппарата. Адепт впоследствии много раз не отказывал Механикумам в помощи. По всей видимости, слугам Бога-Машины пришлись по вкусу новоприобретённые Авелем к 20-ти годам глаз-феноменоскоп и спинные конечности- манипуляторы.  С годами адепт всё чаще уходил от древних томов к людям. Двадцать два года он провёл в окружении одних лишь книг, механизмов и протоколов старших адептов. Пришло время, и Авель попросил перевода в Пан-Юдициум.
Арбитрес  с должным почтением встретили посильную помощь адепта в работе судебного аппарата. Авель подготавливал для судьи папки с делами и работал помощником патологоанатома.  Последнее занятие ему очень  нравилось. Анатомия стала излюбленнейшим хобби.  Работа в пыльных архивах Администратума и вполовину не была так увлекательна. Молодой человек посвятил занятиям в анатомическом театре чуть ли не больше чем разбору уголовных дел.  Напряжённая работа в атмосфере криминала и трупных запахов закалила молодого адепта, и когда в стан Арбитрес наведался связной инквизитора в связи с делом об убийце в шпилях улья, замкнутый хирургеон не смог устоять перед соблазном поучаствовать в настоящем деле.
Они выследили убийцу за несколько дней. Двое арбитрес, вызвавшихся стать аколитами, странствующий проповедник и он, Авель – бестолковый адепт, всю жизнь проведший в архивах и в анатомическом театре. Из-за этой вылазки карьера могла пойти под откос, но выбор уже был сделан – отныне Авель становился аколитом,  и другого пути не будет. Хотелось быть ближе к настоящим, полезным делам, а не к бумажной работе. Именно в той вылазке Авель получил первый опыт настоящего общения и командной работы – он сумел купить информацию в подулье, следил с помощью сервочерепа за операциями ганга, в котором должен был состоять подозреваемый. Именно на первом задании Авель понял, что информация может спасти товарищам жизнь. Подозреваемый был готов к встрече с аколитами – и потому просил убежища у культа Слаанеш. Сама мысль о том, что еретики могут обитать так близко к центру Сцинтиллы привела адепта в ярость. Сервочереп следил за приготовлениями культа к обороне – их вождь пытался вызвать демонов с помощью грязных обрядов. Подозреваемый уже успел причаститься к учению Той-Что-Жаждет, и смеялся, рассказывая о том что убил одного из Альфа-аколитов и теперь  точно скрылся от Инквизиции. Самоуверенность негодяя возмутила адепта ещё больше. Авелю был отвратителен вид мутаций культистов – их щупальца, лишние руки и длинные, извивающиеся языки. Другие аколиты были предупреждены о том, что в подулье их ждут. Была запрошена поддержка. Сам адепт в бою участия не принимал, но растерзанные пулями тела мутантов послужили хорошим подспорьем для занятий в анатомическом театре, пусть Авеля и пару раз вырвало при виде богохульных искажений плоти. Аколиты на первом задании не знали имён друг друга. Команда постоянно менялась, и Авель всё больше времени проводил в Латунном городе, в Тарсусе, на Амбулоне. За годы службы он поднаторел в искусстве убеждения и торговли. Сеть «друзей» выросла до невероятных масштабов. Всем нужен был человек, который может донести прошение в Пан-Юдициум без очереди (очереди к судье могут занимать сотни лет). Информаторы среди Механикумов, знакомых контрабандистов из подулья, арбитрес и прочих предоставляли на экраны кельи адепта исчерпывающую информацию о творившемся на Сцинтилле и за её пределами.
Настоящим вызовом для Авеля были космические полёты, особенно годовой перелёт на «Мизерикорде» с миссией на Иокантос для помощи тамошнему филиалу Администратума. Адепта поражали другие миры. Он был готов лететь куда угодно и когда угодно, но долг перед Империумом обязывал оставаться на своём месте. Тем не менее, Авель завёл себе ещё одно хобби – подробное описание всех миров, в которых побывал и хочет побывать. Его не меньше интересовала и история сектора – ещё в молодости он помогал хронистам редактировать записи.
Громадным потрясением для Администратума было становление Мария Хакса. Новый губернатор железной рукой наводил порядок на Сцинтилле. Адепты почувствовали себя нужными как никогда. Авель вновь начал появляться на нижних уровнях Светлого дворца. Иногда он жалел что родители не могу увидеть вновь работающие громадные расчётные машины и наводнённый архивариусами зал свитков. Они умерли по достижении Авелем ста двадцати лет. По естественным причинам. Им было уже много лет. Их смерть адепт принял стоически.
Марий Хакс однажды единолично, с помпой почтил своим присутствием архивы Дворца с целью найти старые-добрые записи о собственной молодости. Авель помог ему это сделать. Удивительно что этого не сделали старшие схоласты или кто-то более достойный. Спустя несколько лет Авель понял: они не хотели попадать под руку губернатора, обращать его внимание на свои исследования и создавать себе лишние хлопоты. Хороший работник архива не станет отвлекаться от работы даже если Светлый Дворец начнёт рушиться над его головой. С тех пор Авель считается знакомым тирана. Стоит заметить, что Марий запомнил помогшего ему архивариуса. Он запоминал всех уже в начале работы на посту Лорда сектора. И Лорд сектора прекрасно чувствовал, что перед ним будущий инквизитор, ведь записи о настоящей биографии Хакса защищены таким количество охранительных ритуалов, что их может взломать только механикус, но никак не адепт. Губернатор оценил способности архивариуса по достоинству.
Описать все приключения Авеля на посту аколита не сможет даже он сам. В основном потому, что в последнее время начал страдать склерозом.  Гораздо лучше отложилось в памяти становление инквизитором. Никакой торжественной церемонии. Никакой встречи с прежним хозяином – он так и остался анонимом на протяжении всего пути. Посвящение свершилось так:
Печать на гербовой бумаге и выдача инсигнии в какой-то странной комнате среди извилистых коридоров знаменитого Трикорна.
Нет, нельзя сказать что к старику относились с презрением. Скорее с безразличием и чуточку завистью. Прочие инквизиторы считали, что выскочке-старику давно пора на покой. Но инквизитор-покровитель сделал последний подарок: операция по продлению жизни, на которую имеют право только представители Великих Домов и очень богатые личности, которая может позволить прожить и больше пятисот лет. Авель стал одним из главных информаторов всех инквизиторов Каликсидского Конклава. Со временем его даже начали уважать, как уважают старых и опытных работников молодые начальники. Но старик не раз и не два показывал: он не зря заслужил звание инквизитора. Его служба Императору и борьба с еретиками начинается за пишущей машинкой. Бывший архивариус готов уничтожать ересь.

10. Умения:

-Эрудиция
Коэффициент интеллекта Авеля еретически огромен.
Он знаком с устройством, методами работы и грязными тайнами почти всех организаций Империума в Каликсиде. Зазубрил историю сектора и фауну/флору большинства планет. Питает страсть к истории и этнографии сектора, ему также известно о природе Губительных Сил и большинства известных ксеносов.

- Инженерия
Умение вскрывать замки и работать с терминалами. Может починить огромный спектр технических устройств. Но не прикасался к чему-то больше «Валькирии».
Не умеет водить.

-Авантюризм
Хорошо торгуется и умеет убеждать. С запугиванием с позиции силы куда хуже - Авель может угрожать, если найдёт слабое место собеседника или может применить своё высокое положение, но угрозы с позиции силы никогда не применяет.

-Медицина
Может опознать ксеноса, даже если от него остались рожки да ножки. Может провести примитивную операцию на человеке - вроде удаления аппендикса.

-К тому же весьма проворно для старика бегает

Модификации:

-Глаз-сканер. При достаточной мощности может выстрелить лазером, но сразу же отрубится.
-Две конечности-манипулятора с большим количеством опций.
-Кардиостимуляторы, доп. система жизнеобеспечения.
-Стальной хребет и укрепители мышц ног.
-Все зубы – импланты.

11. Слабости
-Возраст.
-Лёгкий склероз.
-Очень слаб физически, почти неспособен дать  отпор.
-Брезгует оружием.

12. Инвентарь
Перьевая ручка, записная книжка, инфопланшет, вокс-аппарат, бутылка воды и личный сервочереп.
Медицинское и ремонтное оборудование скрыто в манипуляторах.

Об игроке:

1. Планы на персонажа
Помочь молодёжи, написать свой Opus Magnum и почить.

2. Связь
Не читайте логин >_<
Skype: imperatorseregapahtusov.
Почта: phelasaph@gmail.ru

3. Знакомство с миром
Флафф-библия, циклы о Каине, Вентрисе и Рагнаре, рульбуки 6-ой и 7-ой редакции, кодексы Astra Militarium, Eldar, Orks, Space Marines, Grey Knights. Читал Dark Heresy, Rogue Trader, Black Crusade. В ходе работы проштудировал множество переводов текстов от Fantasy Flight Games. Знаком с Imperial Armour.